№ 13

Для того, чтобы достичь желаемой цели, используют не только подставных лиц, предприятия, политические партии, но создают для этой цели даже могущественные государства, а подчас — целые религии. Все зависит лишь от масштабов затеи и изощренности ее, ведь и Бог может быть подставным лицом. Особенно, когда он в трех лицах и все они, выражаясь современным языком, являются юридическими субъектами, с которыми можно совершать сделки. Сравните Божественную Троицу и три источника и три составные части марксизма. И здесь одно и то же, но это уже неудивительно.

Тем не менее самое доходное ремесло — создавать новые религии, потому что все абстрактные идеи, что так легковесно и незатейливо носятся в воздухе, своей конечной целью имеют манипулирование человеческой наследственностью. Религиозные заповеди, нравственные поучения политиков, экономические и экологические проекты — это лишь абрис для непосвященных, которые наивно полагают, что «в жизни все непросто».

Пустоцвет обмана — самое уязвимое растение на свете, ведь в сущности он всегда выглядит одинаково, а растет на самом уязвимом месте человеческой природы. В этом и заключена истинная трагедия рода людского.

Если Вам хотят облагодетельствовать какой-либо большой мыслью, как это делают святые отцы и политики, знайте, что за ней непременно кроется маленький умысел. Бесплатных мыслей не бывает, тем более светлых, спасительных.

Религия лишь тогда делает человека счастливым, когда она проистекает из его естественной природы, а все современные религии — это своды искусственных законов, насильно насаждавшихся «святыми», перепачканными кровью.

Действие любой современной монорелигии больше всего напоминает радиоактивное заражение местности с неопределенным временем распада основных нравственных ценностей, а все религиозные заповеди в своей косной догматичности похожи на устав караульной службы варварской орды — их давно пора менять.

«Кто любит истину, тот ненавидит Богов, как в единственном, так и во множественном числе. Когда истина за меня, то во мне не возбуждает ненависти, что на стороне моих противников оказывается церковь вместе c Ветхим и Новым Заветом».

(Артур Шопенгауэр)

В самом деле, о какой зависти может идти речь, ведь достаточно всего лишь пристальнее всмотреться в «священные» черты мессий, чтобы раз и навсегда понять, что поклонение этим литературным персонажам вычурных политических сказок постыдно и нелепо. Нужно совершенно не уважать в себе здравомыслящего цивилизованного человека рубежа тысячелетий, чтобы отвешивать земные поклоны марионеткам, возведенным на пьедесталы наших душ рукой религиозного кукловода.

В каждом человеке сокрыта крупица мессии, и для того, чтобы выделить ее из пестрого сумбура души, дать возможность расти и действовать, прежде всего, окончательно позабыть обо всех остальных мессия, уже получивших ореол историчности. Мессианство вообще — это высшая форма спекуляции, а профессиональный мессия — это профессиональный спекулянт, ведь вера в свою исключительность является высшей формой гордыни. Мессианство — это обретение исторического ореола на том, чего якобы заведомо не имеют другие, а самый ореол этот необходим в строго политических целях как мощнейший дезориентир, способный перенаправлять массы легковерных. Будьте сами себе учителями и спасителями, в конце концов спасение утопающих является делом рук самих утопающих.

Посмотрите, к кому Вы обращаете слезящиеся молебные взоры! Кровожадный шовинист Моисей, убивающий тысячи евреев-язычников; экзальтированный подосланный хитрец Иисус, который все время делал вид, что ничего не понимал или, напротив, понимал слишком много; неграмотный базарный спекулянт Магомет, путающийся в своих женах и богооткровенных текстах; коварный подстрекатель Маркс, ведущий пропаганду мировой революции из уютной Лондонской библиотеки и в целях избавления пролетариата от гнета мирового капитала женящийся на немецкой аристократке. Просмотрите биографии христианских святых! Все женщины до причисления к святым были публичными, а, поизносившись, вдруг обращали очи к небесам (по известному принципу «на тебе, Боже, что нам не гоже»). Что касается мужчин, то они представляют собою богатейший перечень психических и физических патологий всех оттенков. Недаром церковь канонизирует «мощи» — остатки падали и мертвечины, что во всех языческих религиях считалось высшим оскорблением Богов и людей. Одумайтесь, Вы, здоровые живые люди, идете в храм, чтобы поклониться мертвечине и пропитаться духом смерти. Нарочитое пренебрежение здравым смыслом в религии не признак святости, а наглядный симптом политического умысла.

Рецепт душевного спокойствия прост: изучайте не теории, а биографии их создателей и разносчиков, и только тогда все абстрактные и методологические вопросы отпадут сами собой. Политические доктрины, религиозные учения и экономические концепции ходят по земле, лицемерят и рвутся к власти, и тот, кто полагает, что они содержат что-либо истинное или святое, — наивный идеалист. Если и есть в жизни что-нибудь волшебное и пьяняще загадочное, так это сама жизнь, а никак не глупые басни о ее качественном изменении.

Мы все время сознательно обходили вниманием еще один мировой столп — Будду, ибо из всей этой «святой» коалиции он был, несомненно, самым чистосердечным и порядочным человеком. Но, увы, был глубоко болен. Диагноз его недуга в психиатрии называется одним словом — абулия, то есть отсутствие способности желать. Он был просто болен и ничего не хотел от жизни, в связи с чем из своего тотального «ничего нехотения» он создал религиозную систему, которой теперь поклоняется более миллиарда человек. Кроме того, сей образчик канонизированной святости в результате прозрения бросил жену и ребенка, даже не попрощавшись. Абсурд повсюду.

«Умереть живым — вот эссенция буддизма. Жизнь Будды можно назвать живым самоистреблением. Это самоубийство в его высшем выражении. Будда живет единственно и исключительно для того, чтобы окончательно и безвозвратно истребить себя, погрузиться в нирвану, в ничто».

(Хаустон Стюарт Чемберлен)

«Святой — это тот, кому удалось ограничить все нравственные мучения пределами собственной персоны».

(Элиас Канетти)

«Таким образом, Будда проявил не только свою безудержную болтливость, или же еще и ненависть к человеческому роду».

(Шанкара)

«У браманов не было ни церквей, ни святых; все это было введено буддистами. А вместо мифологической метафизики с ее неустанным развитием, с этим прекрасным древнеарийским представлением о Бого-Человеке, постоянно вновь рождающимися ради спасения мира, — выступает мертвая и непогрешимая догма: „Откровения Возвышенного“.»

(Хаустон Стюарт Чемберлен)

«Образование жизневраждебного миросозерцания было наиболее пагубным из всех человеческих заблуждений, и в этом отношении самой печальной славой пользуется буддизм. Благодаря ему, расслабленный азиатский мир стал еще слабее… Для того, чтобы вера в нирвану могла вытеснить все остальное из человеческого сознания и сделать невозможным беспристрастное отношение к жизни, для этого первоначально нужно было, чтобы горе и нищета совершенно уничтожили в людях желание жить. Одна лишь живая вера в потустороннее бытие могла надолго оставаться в согласии с догмою нищеты и презрения к миру».

(Евгений Дюринг)

Неужели до сих пор неясно, что Ваше Божество или объект нравственного поклонения должны стоять выше Вас во всем, в том числе главенствовать над Вами в жажде жизни, в безумной божественной страсти жизни. В этом и заключается основной постулат любой языческой религии, ибо мои Боги тянут меня к живой вечной жизни даже тогда, когда воля растекается между пальцев, мягкая и никчемная, но брезжит еще свет неистового жизнелюбивого сонмища Богов. Когда Вы видите и чувствуете их вечный неслыханный мир, тогда праведные слезы злости вскипают в глазах, Вы тянетесь к ним, хотите пировать вместе с ними. Вы призваны, Вы желанны, Вы равны Богам. В монорелигиях все иначе. Там Бог — это злой хозяин с плеткой, пусть и в белых одеждах, очень может быть, что и плетка его выкрашена в белый цвет. «Выбирая Бога, мы выбираем судьбу», — это знал великий языческий поэт Вергилий две тысячи лет назад, этого не понимаем сегодня мы, закормленные «достоверной» информацией. Как можно быть здоровым за пазухой у немощного экзальтированного Христа, и разве инвалид княжеского детства Будда может привести нас за руку в Царствие Божие? Поклонение грубо вырезанному фаллосу, олицетворяющему мужскую силу, является, несомненно, более нравственно здоровым верованием, чем рыдание над мертвечиной в христианском храме.

Сейчас, как никогда, мы нуждаемся в новом Олимпе, населенном сильными, здоровыми, красивыми Богами, иначе нам не удастся выздороветь.

Во всем месиве этого покаянного юродствующего гниющего мракобесия, как два свежих чистых источника, бьют два фонтана первозданной чистоты: религия без Бога, которую придумал вежливый китайский государственный чиновник Кон Фуций, и синтоизм — японское поклонение предкам у своего домашнего алтаря. Они пленяют и завораживают, вселяют истинное благоговение и чувство высшего покоя, потому что являются в сущности своей языческими, исходящими из природного естества человеческой души, не обезображивают ее догматикой выдуманных законов.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх