№ 11

Расправившись с двумя первыми наиглавнейшими популяризаторами культа Единого Бога: Моисеем и Христом, покончить с неграмотным базарным торговцем Магометом вообще не составляет большого труда.

Ни сейчас, ни ранее мы не ставили своей задачей оскорбление национальных чувств, ибо каждый истинно верующий мусульманин должен понять простую вещь, что его далекий предок, живший до Магомета, вряд ли был глупее и безнравственнее. И с этим простым умозаключением восточное мировоззрение, основанное на почитании предков, не сможет не согласиться. Гордость, гостеприимство, мудрость, роскошь, трепетное отношение к данной клятве были присущи Великому Востоку всегда, независимо от того, поклонялся ли он каменным идолам, Богу огня или единому Всемогущему и Милосердному Аллаху. Точно так же современный коммерсант, манипулирующий столбцами арабских цифр, должен понимать, что это дар не отдельно взятого пророка, а всего арабского духа вместе взятого, и современный европейский прагматизм будет вечно находиться в неоплатном долгу за алгебру, медицину и астрономию, ибо все это пришло к нам с Востока.

В нашем повествовании мы сознательно применяем жесткий прессинг в отношении ключевых фигур мировой религиозной культуры, чтобы тем вернее оставить в покое народы всей земли, заплатившие уже непомерную цену и продолжающие платить и поныне кровавую дань за минутные «богооткровенные» капризы своих пророков. Пророк пророчествует, но не несет никакой ответственности, народ же, безмолвствуя, смиренно платит проценты по векселям своих кумиров.

Ни американец, ни итальянец, ни еврей, ни араб, ни немец, ни китаец, ни русский, ни японец, ни африканец неповинны в существующем сейчас положение вещей. Нетерпимость — это инфекционное заболевание, и потому она имеет своих разносчиков. К сожалению, пророки очень часто являются таковыми, и в случае с Моисеем, Христом, опираясь на конкретные факты священных писаний, мы уже многократно показывали это.

Настало время выбрать живой народ, а не его мертвую догму, независимо от того, «свой» это народ или «чужой». Только это решение способно объединить все человечество в новую космическую эпоху.

«Чтобы спасать народ, нужно жертвовать вождями».

(Исраел Зангвил)

Итак, Магомет или, как принято в более точном переводе, Мухаммед. Общеизвестно, что Коран писался на протяжении многих лет и все его суры хранят следы политической борьбы, а никак не божественных откровений. Когда внешние условия позволяли, то священный текст предписывал неустанную борьбу с «мерзкими» идолопоклонниками всеми имеющимися средствами, угрозы и проклятия сыпались с уст «единственного пророка на Земле». Когда же языческая оппозиция набирала силу, посланник Аллаха тотчас вынуждал правоверных мусульман занимать более мягкую соглашательную позицию. А однажды Мухаммед поведал своим единоверцам суру о поклонении дочерям Бога, но, как явно языческая и не соответствующая тезису о Едином Боге, она была «снята с обсуждения сектой», а виновным в этом искушении был, не задумываясь, объявлен дьявол — Иблис, пытавшийся сбить единственного пророка с истинного пути, в связи с чем у Мухаммеда была возможность лишний раз продемонстрировать свою несгибаемую волю перед новообращенными. Достаточно прочесть нехитрую историю формирования любого современного политического учения, как параллели моментально становятся убийственными и всякий священный трепет исчезает сам собою. Например, в первых по по времени написания сурах Корана все богатые предаются осуждению, а само богатство объявляется «дьявольским искушением» и «языческой радостью». Однако с течением времени, когда ситуация стала изменяться, Мухаммед получил из рук Аллаха разрешение на обращение в мусульманство и богатого сословия. Кроме того, всю жизнь Мухаммед был мелким базарным торговцем, и на презрительные усмешки язычников он отвечал, что зарабатывание куска хлеба на жизнь является богоугодным занятием для всех мусульман. Однако очень скоро в одной из сур он получил разрешение от Аллаха: «Мы не требуем, чтобы ты заботился о житейских нуждах. Мы будем наделять тебя потребным для жизни: благочестию — успех!» Таким образом пророк впервые получил особые права и, конечно же, из рук Единого Бога. Не следует забывать также, что молодая секта мусульман жила на подаяния богатых горожан Мекки и, невзирая на это, проводила активную агитацию против богатства. Но и этого мало.

Поначалу, когда число сторонников Мухаммеда было невелико, его проклятия язычникам носили сугубо религиозный характер: все мыслимые несчастия были обещаны им в загробной жизни. Когда же к нему примкнули многочисленные кланы, обитавшие в оазисе Ясриб, он заключил с ними союз, получивший название «Второй клятвы» или «Клятвы войны», ибо теперь Аллах разрешал уже и применение оружия в интересах веры и, следовательно, в интересах пророка.

Во время знаменитого ночного путешествия во сне из Мекки в Иерусалим Мухаммед повстречал всех великих пророков-предшественников, и при посредничестве Моисея он выговорил у Аллаха для благочестивых мусульман минимально возможное количество ежедневных молитв — пять, тогда как первоначальное их число равнялось пятидесяти, так как этот религиозный груз показался немыслимым даже автору знаменитого «Пятикнижия». Но вся эта арифметическая басня моментально разрушается, если хотя бы вкратце изучить биографию великого арийского пророка Зороастра, ибо еще за две с лишним тысячи лет до Мухаммеда именно он установил обязательное пятикратное количество молитв на каждый день. Если бы у Мухаммеда было больше ума или хитрости, он бы мог остановиться на других цифрах, скажем, три или семь. Но, как мы уже неоднократно показывали в случаях с Ветхим и Новым Заветом, посланников Единого Бога всегда отличала поразительная скудость фантазии. Во время этого же фантастического ночного вояжа великий пророк Аллаха получил указания о перемене киблы — направления молитв. Теперь он должен был обращаться лицом в сторону Иерусалима, тогда как раньше — в сторону Каабы — центрального святилища всех язычников в Мекке. Однако очень скоро, не найдя общего языка ни с христианами, ни с иудаистами по ключевым догматическим вопросам (очевидно, переругавшись и с теми и с другими опять же во сне), Мухаммед счел возможным вернуться к первоначальному варианту, не давая никому никаких разъяснений или, как всегда, ссылаясь на Аллаха как на первоисточник.

Мухаммед явился инициатором войны с язычниками и, не неся никакой ответственности за неудачи, тем не менее в случае успеха брал себе пятую часть добычи.

Устами Аллаха Мухаммед поучал правоверных: «Не вы их убивали, но Аллах убивал их, пусть же ваша совесть будет спокойна: убийство в справедливой войне с язычниками вообще не является убийством». Комментарии здесь, как говорится, излишни.

Заигрывая поначалу с другими монотеистами, Мухаммед, потерпев неудачу на философском поприще, перешел на них в наступление: «Не берите христиан и иудаистов друзьями: они друзья один другому». Мухаммед также явился и инициатором террора за идею: всякий «неистинный мусульманин» объявлялся человеком вне закона и понятия братской люби и милосердия, а не угодных ему с идеологической точки зрения языческих поэтов он приказывал убивать. Пророк брал на себя ответственность за убийства и говорил, что совесть убийц может быть спокойна. Это — воля Аллаха.

Невзирая на ненависть к мерзкому идолопоклонству, Мухаммед совершал ритуальные жертвоприношения животных и не возбранял верующим собирать обрезки его ногтей и волос, сохраняя их как атрибуты культа. Ограничив поначалу количество жен для всех мусульман количеством четырех (сколько имел сам), он к концу жизни имел их уже девять, не считая умершей и рабынь-наложниц, одна из которых и родила ему единственного сына. Однако все это не помешало ему проклинать прелюбодеев и прелюбодеек. В пылу ненависти в одной сутре он даже приговорил их к смертной казни через «побивание камнями», однако после его смерти было объявлено, что данный священный коранический текст «съели мыши».

Воюя с «неверными», Мухаммед активно привлекал на свою сторону воинов-язычник-в целыми племенами, богато одаривал их в случае проявленной доблести, а затем, когда его военная мощь наконец позволила, объявил всем многобожникам «джихад» — священную войну — с присущей ему определенность и с помощью все того же Аллаха: «А когда закончатся месяцы запретные, то избивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком удобном месте!»

Вот оно — истинное милосердие веры на пути к Всевышнему. Все прежние святыни в Мекке были уничтожены самым варварским способом, осквернено и разрушено все, что было свято и понятно горожанам и кочевникам; все храмы, все идолы и все атрибуты, обычаи. Уничтожено все «по велению Аллаха». Многобожников резали как скот, даже ни в чем не повинных женщин, стариков и детей.

Как и в любой ортодоксальной религии, в исламе тоже были отступники, вернувшиеся к многобожию. Среди них был и Абдаллах ибн Саад — личный секретарь Мухаммеда, участвовавший в «сочинении» Корана. Были и личности совершенно противоположного рода, из яростных ненавистных борцов с «истинной» верой, затем превратившихся в ее пламенных защитников и распространителей. В истории ислама функции такого прозелита выполнял некто Омар (точно наверстывая упущенное, затем поджегший Александрийскую библиотеку), в христианстве — небезызвестный апостол Павел. Ничего, мы, люди конца двадцатого столетия, искушенные во всякого рода политических представлениях, знаем, что любая идея, даже самая абстрактная, заинтересована в развитии и культивировании таких новообращенных героев для усиления психического эффекта на толпы легковерных сограждан. Все «ереси» и «истины» всегда стряпаются одними и теми же людьми, ведь «истине», чтобы быть таковою, необходима постоянная красочная душещипательная борьба с «неистиной».

В быту Мухаммед отличался переменами настроений и совершал поступки, никак не приличествующие пророку Аллаха. Так, один человек, пожелавший остаться неизвестным в истории ислама, заявил после смерти пророка, что, если бы говорил всю правду о том, что творилось при дворе Мухаммеда, правоверные моментально перерезали бы ему горло.

При жизни Мухаммед не считал нужным систематизировать все свои откровения, этим после его смерти занялась «специальная комиссия», о деятельности которой известно крайне мало. Доподлинно известно, что не все первоначальные тексты откровений вошли в Коран: часть забылась еще при жизни пророка, часть оказалась утерянной, часть не пропустила в окончательную редакцию «цензура». Точно известно, что комиссия эта разработала один вариант Корана, все прочие списки, ходившие по рукам, велено было уничтожить. Поразительно, но лишний раз приходится убедиться в том, что историю вершат люди, несомненно наделенные волей, но совершенно ущербные в плане эвристической деятельности. К сожалению, правы оказались Хаустон Стюарт Чемберлен и Эдуард Шюре, доказавшие, что эти способности развиваются в человеке одна в ущерб другой.

Достоверно известно, что несколько лжепророков осуществляли свою миссионерскую деятельность параллельно с Мухаммедом. История сохранила нам имена лишь некоторых из них: Асвад, Тулайха, пророчица Саджах, а один из них Маслама — даже создал свой Коран. Впрочем, Коранов было несколько, как и Библий, Талмудов и Коммунистических писаний.

Соотношение независимого разума и убеждения в идеологии очень метко сформулировал Альбер Камю: «Коммунистов, пришедших к революции благодаря изучению марксизма, можно было бы пересчитать по пальцам. Сначала происходит обращение в новую веру, а затем уже люди читают Библию и писания Святых отцов».

Все лжепророки — современники Мухаммеда — были убиты, а священные тексты их божественных откровений тщательно уничтожены.

Мир их «лжепророческому» праху, им не повезло лишь потому, что капризная история выбрала Мухаммеда, а он, как все добропорядочные борцы за истину, посеял устами Единого Бога черные семена нетерпимости и отнял свободу совести.

Когда христиане открыто пришли к власти в Риме, первое, что они сделали, так это спалили дотла Александрийскую библиотеку. Столетия спустя точно так же, заметая следы, это сделали мусульмане. Когда большевики пришли к власти в России, они сразу же, симулируя праведный гнев народа, сожгли архивы тайной полиции. Придя к власти, Гитлер тоже начал с уничтожения неугодных книг. Нынче в России и Европе пали все коммунистические режимы, и новые «демократы» тут же затребовали архивы компартий и секретных спецслужб. Не трудно догадаться, что они изъявили это желание явно не с целью просвещения мирных обывателей.

О ужас, под этим солнцем нигде нет новизны!









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх