Загрузка...



Глава 12

Планы и операции отряда «К»

Как нам уже известно, адмиралу Гейе не удалось получить от германской промышленности то количество моделей вооружения, которые он считал необходимым для выполнения поставленных перед ним задач. В последний военный год германские заводы были загружены до предела своих возможностей и не могли удовлетворить запросы, поступавшие с этой стороны. Но собственные конструкторы и инженеры-кораблестроители отряда «К» не сидели сложа руки, а продолжали создавать чертежи и даже некоторое количество установочных образцов самых разнообразных новых малых боевых средств.

Оглядываясь назад, нельзя не прийти в изумление от оригинальности этих конструкций, созданных под давлением обстоятельств. В качестве примера можно взять изобретенный доктором Вальтером турбинный двигатель, использовавший для работы перекись водорода, конструкцию, позволившую сконцентрировать исключительно высокую мощность в предельно компактной двигательной установке. Уже только одна эта разработка открывала огромные возможности в разработке подводных лодок-малюток. Нет никакого сомнения в том, что, продлись война еще шесть месяцев, некоторые из новых вооружений могли быть применены в боевой обстановке и, вполне возможно, вызвали бы в стане противника большое замешательство, поскольку, что теперь для нас очевидно, наши враги в те дни не обладали сколько-нибудь эффективными средствами противодействия.

Другой многообещающей разработкой в области силовых установок был дизельный двигатель замкнутого цикла конструкции Отто, использовавший жидкий кислород. Его применение также значительно расширило возможности подлодок-малюток.

Здесь мы вынуждены ограничиться коротким обзором только тех вооружений, работа над которыми действительно началась, хотя ни одно из них и не было применено в боевой обстановке до самого окончания войны.

Во-первых, хорошо нам знакомые подлодки «бибер» и «зеехунд», уже испытанные в боевых действиях, были значительно усовершенствованы. Обе лодки были несколько увеличены в размерах и снабжены дизельным двигателем замкнутого цикла, который позволял им пребывать в погруженном состоянии значительно большее время и избавлял от необходимости полагаться на имевшие ограниченную емкость аккумуляторные батареи.

Самым поразительным из действительно новых разработок был, по всей вероятности, «зеетойфель» («морской дьявол»). Это была «карманная» подводная лодка-амфибия, одинаково чувствовавшая себя как дома на суше, на поверхности воды и под водой. Эта военная машина, будто сошедшая со страниц книг Жюля Верна, особенно привлекала к себе симпатии диверсантов из отряда «К», привыкших оценивать технику с точки зрения ее боевого применения за линией фронта неприятеля. Корпус этой лодки-малютки был поставлен на гусеничное шасси, а потому она не нуждалась ни в специальных устройствах для спуска на воду, ни в тяжелом автомобильном транспорте для перевозки, ни в дополнительной «береговой команде». Своим ходом она могла передвигаться по земле со скоростью 9 километров в час, а на воде развивала ход в 10 узлов. Она могла войти в море или выйти из него в любом назначенном пункте. Ее морское вооружение состояло из двух торпед, достаточных, чтобы отправить на дно корабль, или из двух мин. Для наземных действий лодка была вооружена пулеметом и огнеметом. И при всем том ее команда состояла всего из двух человек. Вообразите себе, что могла сделать пара предприимчивых моряков отряда «К», имей они в своем распоряжении столь многофункциональное боевое средство, как «зеетойфель», способное выходить на вражеский берег в заданной точке для уничтожения какого-либо объекта или просто стоять где-нибудь на изолированном пляже, в то время как команда отдыхает.

Экспериментальный образец «зеетойфеля» был в самом деле построен, но на испытаниях обнаружилась, что мощность дизельного двигателя недостаточна, а гусеницы слишком узки, так что он часто увязал в мягком грунте. Недоработки такого рода могут встречаться в любой новой конструкции, и нет сомнения, что они были бы устранены. Поточное производство новой подлодки наверняка началось бы до конца 1945 года.

Совершенно иной, но тоже очень интересной разработкой была «швертан» («касатка») – уменьшенный вариант подлодки Вальтера – подводная лодка, на которую, как известно, адмирал Дёниц возлагал надежды как на подлодку, способную играть свою роль в решительном перевороте в ходе морской войны. Подобно своей большой сестре, «швертан» обладала турбинной силовой установкой мощностью в 500 лошадиных сил, работавшей на перекиси водорода и позволявшей ей развивать в подводном положении скорость в 28 узлов. Поскольку «чудо-топлива» хватало только на 100 миль, в неприятельские воды ее следовало было буксировать с помощью обычной подлодки. Вооруженная двумя торпедами, она могла бы стать весьма эффективным оружием. Был построен только один ее прототип.

Самым маленьким и легким из новых боевых средств был «маленький дельфин», которого можно описать как подводный аналог штурмового взрывающегося катера «линзе». Он имел в длину менее пяти метров, весил две с половиной тонны и нес в своем корпусе заряд взрывчатки весом более тонны. Как и в случае с катерами «линзе», водитель должен был нацелить «маленького дельфина» на вражеский корабль. В последний момент он нажимал на рычаг, который выбрасывал его из кресла наружу, в то время как сама лодка продолжала двигаться к цели на заданной глубине. В противоположность «маленькому», «большой дельфин» был обычной двухместной подводной лодкой-малюткой с двигателем Отто и привычным вооружением, состоявшим из двух торпед или мин.

В конструкциях большого и малого «дельфинов» можно заметить существенное отступление от традиционных принципов. Эти обтекаемые суда имели облегченную конструкцию, в которой отсутствовали балластные цистерны и баллоны со сжатым воздухом. Для погружения и всплытия на поверхность они полагались исключительно на гидродинамическую силу рулей глубины. В результате сокращался вес и освобождалось их внутреннее пространство, что можно было с пользой употребить для различных целей. Кроме того, их конструкция становилась относительно более простой в производстве.

В идеале конструкторы стремились создать силовую установку, одновременно предоставлявшую возможность использования для движения в обыкновенных условиях на поверхности или под водой дизельного двигателя замкнутого цикла, а для движения в погруженном состоянии во время атаки и ухода от преследования – турбину Вальтера, работавшую на перекиси водорода. Была начата разработка подводной лодки-малютки водоизмещением 12 тонн, обладавшей такими возможностями. Она должна была иметь максимальную подводную скорость 30 узлов и запас хода в 1000 миль. Даже в наши дни такое оружие представляло бы в границах своего радиуса действия весьма серьезную угрозу для противника.

Что же до надводных вооружений, то разнообразие их новых типов было еще более значительным. В одной только категории скоростных торпедных мини-катеров на подводных крыльях, использовавших авиационные моторы большой мощности, было опробовано три типа – «заксенберг», «титген» и «циш». Эти легкие суда могли скользить над волнами со скоростью 55 узлов и были вооружены торпедами или подрывными зарядами.

«Зеедрахе» («морской коршун») разработки Дризена представлял собой два миниатюрных скоростных катера типа «гидра», соединенных друг с другом короткими несущими поверхностями-крыльями. Турбореактивный двигатель, установленный на крыльях, позволял этому аппарату развивать исключительно высокую скорость. Предполагалось, что такие суда будут налетать, подобно фантастическим морским чудовищам, на группы неприятельских кораблей и, выпустив свои четыре торпеды, уноситься прочь со скоростью, вдвое превосходившей скорость любого преследователя, двигающегося по поверхности воды. Эта разработка также не пошла дальше чертежной доски.

Еще один проект носил наименование «вал» («кит»). Разработка этого маленького скоростного катера прошла три этапа, причем «Кит-III» был даже запущен в серийное производство. Имея команду из четырех человек, он был вооружен двумя торпедами, двумя установками для пуска ракет и пулеметом. Двигатель мощностью 600 лошадиных сил обеспечивал ему скорость в 40 узлов.

Наконец, следует упомянуть «шлиттен» («сани») – вероятно, самый маленький из когда-либо построенных надводных торпедоносцев. Простота конструкции делала это суденышко очень удобным для массового производства. Оно было спроектировано по принципу катера на подводных крыльях с использованием идей инженера Венделя. Двигатель мощностью в 600 лошадиных сил давал ему возможность развивать очень высокую скорость, в особенности – после выпуска торпед.

Но довольно говорить о различных проектах. Если вспомнить, что самое первое из поступивших на вооружение отряда «К» боевое средство, управляемая торпеда «негер», имела скорость всего лишь 4 узла, что делало ее беспомощной жертвой любого преследователя, то становится предельно ясно, какой гигантский прогресс был достигнут всего за один год. Неизбежно возникает вопрос – что же стало со всеми этими разработками? В чьи руки попали «зеедрахе», «вал», «зеетойфель» и «швертван» и занимался ли кто-нибудь впоследствии их дальнейшим усовершенствованием? Такие вооружения несомненно могут найти себе место в обстановке атомной войны, когда многое будет говорить в пользу не больших и громоздких, а компактных средств уничтожения.


Обратимся теперь к оперативным проектам отряда «К» на последнем этапе боевых действий. Во время вторжения союзников во Францию германская военная разведка установила, что противник проложил бензопровод из Англии на континент для обеспечения регулярного снабжения топливом своих многочисленных механизированных частей. Надводные силы германского военно-морского флота не имели возможности действовать в проливе Ла-Манш. Но имелись ли какие-нибудь другие способы уничтожения этого жизненно важного трубопровода?

В штабе отряда «К» был разработан план использования для этой цели подводных лодок-малюток, которые должны были волочить за собой по морскому дну специальные крючья для обнаружения бензопровода, приблизительное положение которой было уже известно. За ними должны были следовать другие лодки-малютки с подводными пловцами, в чью задачу входило бы уничтожение трубопровода. Они должны были использовать для этого «ниполит» – подводное пластическое взрывчатое вещество, которое можно было обмотать вокруг трубы как гирлянду сосисок. Однако при дальнейшем рассмотрении этот план был отставлен, поскольку на обоих концах трубопровода противник наверняка имел аппаратуру для измерения давления, которая немедленно сигнализировала бы о любом повреждении трубы, которое можно было бы тогда очень быстро устранить. Необходимо было предпринять нечто более тонкое, и в отряде «К» возникла новая идея, реализация которой, как казалось, сулила значительно лучшие результаты.

Лодка-малютка с подводными пловцами и необходимым оборудованием должна была отыскать бензопровод. Специально сконструированной для этого случая подводной дрелью с пустотелым сверлом следовало просверлить трубу и присоединить ее к баку, наполненному под давлением особым химическим составом, приводящим топливо в негодность. Большое значение придавалась тому, чтобы противник не мог узнать об операции ни по падению давления в трубопроводе, ни по изменению внешнего вида горючего. Германским ученым следовало синтезировать не имеющую ни цвета, ни запаха жидкость, которая к тому же начинала бы воздействовать на топливо не моментально, а через достаточно долгое время после попадания в него. Таким путем можно было вывести из строя двигатели несметного количества машин раньше, чем противник смог бы выяснить причину неисправностей.

Трудность выполнения этого плана вполне осознавалась его разработчиками. Но к тому времени военная ситуация значительно ухудшилась, и от плана тоже пришлось отказаться. Однако он представляет собой хороший пример того, насколько сложные задания могут быть поручены горстке решительных людей, которые своими отважными действиями бывают способны достигнуть результатов, по своему масштабу совершенно не соответствующих минимальным затраченным усилиям. Оригинальные идеи такого рода, как нам кажется, имеют теперь, в эпоху атомной бомбы, значительно более широкую область применения, чем когда-либо прежде.

Прекращение боевых действий воспрепятствовало реализации серии других планов, разрабатывавшихся в отряде «К». Кратко опишем здесь несколько наиболее интересных из них.

Враг все еще оставался крайне уязвим в узловых пунктах своих коммуникаций. Суэцкий канал был одним из наиболее заманчивых объектов такого рода. Нападение в этом районе предполагалось провести с применением подлодки-малютки, и планирование операции зашло достаточно далеко. Важнейшим вопросом, требовавшим разрешения, была проблема транспортировки: каким образом подлодка может быть доставлена в акваторию канала? Шансов на то, что она сможет незаметно прорваться через многочисленные заграждения, не существовало вовсе. Столь же безнадежной была бы и попытка перевезти лодку по суше. Авиационная доставка казалась единственным возможным решением. «Бибер» предстояло подать гидравлическими подъемниками внутрь фюзеляжа четырехмоторной летающей лодки типа «BV-440», после чего люк будет задраен. Летающая лодка выберет подходящую ночь и приводнится на канале, люк фюзеляжа раскроют, и «бибер» окажется в родной для себя стихии. Он ляжет на дно в узкой части канала в ожидании первого подходящего судна и выпустит по нему обе свои торпеды. Судно уйдет на дно и перекроет движение по каналу. Водитель «бибера» после операции должен будет уходить сухопутным маршрутом.

Хотя проведение достаточного количества операций с участием боевых пловцов в районах, отдаленных от главных театров войны, и планировалось, ни одна из этих операций так и не была осуществлена, поскольку в финальной фазе войны эти люди были более необходимы для уничтожения мостов через реки, о чем мы уже здесь говорили. Вот один из таких оставшихся на бумаге проектов. Еще в 1942 году военный корреспондент, находившийся на подводной лодке, всплывшей на поверхность недалеко от Нью-Йорка, отснял впечатляющую киноленту с ночным пейзажем Манхэттена. Когда фон Вурциан, в то время еще курсант – боевой пловец, увидел этот фильм в кинотеатре, демонстрировавшем хроникальные фильмы, у него возникла идея, позднее подхваченная и усовершенствованная итальянцами. Подводная лодка, нагруженная минами и имеющая на борту кроме команды еще восемь – десять боевых пловцов, должна находиться вблизи Нью-Йорка или любого другого важного мирового порта. Пловцы с минами, используя свою многократно отработанную технику, подплывут в темноте к стоящим в гавани кораблям, прикрепят взрывчатку к их боковым килям, а потом возвратятся на ожидающую их подводную лодку. Лодка затем направится к следующей гавани, и так далее, пока не будет исчерпан запас мин.

Однако решительное преимущество не может быть обеспечено, если в каком-либо порту одновременно отправятся на дно несколько кораблей, поскольку противник быстро придет к выводу, что это дело рук диверсантов. Он начнет их преследовать и усилит в портах оборонительные предосторожности. К тому же корабль, потопленный в порту, ни в коем случае нельзя считать безвозвратно потерянным. Его можно поднять из воды и отремонтировать. Для того чтобы выйти из столь невыгодного положения, предлагалось использовать в минах, предназначенных для таких ситуаций, особый взрыватель, представлявший собой маленькую крыльчатку, приводимую в действие потоком воды, возникающим при движении судна. Эта крыльчатка начинала вращаться только после того, как скорость хода обреченного корабля достигнет 6 узлов. После совершения заданного числа оборотов взрыватель срабатывал. Судно, находившееся к тому времени уже далеко в море, отправлялось на дно и не могло быть спасено. К тому же связать взрыв с его действительной причиной было невозможно.

Операция «Тендер № 203» предпринималось для реализации именно этих идей. В таком случае подводные пловцы должны были отправиться на противоположную сторону земного шара, в Индийский океан и Персидский залив, не на подводной лодке, а на обладающем хорошими мореходными качествами рыболовном судне, имевшем отличное парусное вооружение и вспомогательный двигатель. Продовольствия в его трюмах было достаточно для годичного плавания. Командовал судном опытный капитан торгового флота, а команда состояла из двадцати двух человек, каждый из которых говорил по-норвежски или по-английски. Под видом норвежского траулера судно вышло из Харстада в северной Норвегии в конце января 1945 года. Несколько недель спустя германские радиостанции приняли некоторые из его коротких сигналов, показывавших, что корабль держит курс на юг где-то у западных берегов Африки. Завершение войны положило конец этому рискованному предприятию незадолго до того, как траулер достиг района проведения операции.

Одноместная подводная лодка-малютка типа «бибер»

1. Горизонтальный руль

2. Вертикальный руль

3. Гребной вал

4. Кнехт

5. Рым для лебедки

6. Кормовая балластная цистерна

7. Редуктор

8. Электромотор

9. Шестицилиндровый двигатель конструкции Отто

10. Водяной насос охлаждения двигателя

11. 4 баллона со сжатым воздухом/ кислородом

12. Аккумуляторная батарея

13. Воздухозаборник

14. Перископ

15. Компас-пеленгатор

16. Осушительная помпа

17. Топливный бак

18. Носовая балластная цистерна

19. Буксирная проушина

20. Торпеда


Возможно, один из самых зловещих приказов с самого момента создания отряда «К» был отдан одной из МЕК всего за несколько дней до смерти Гитлера. Фюрер и Верховное командование вооруженных сил потребовали предоставить в свое распоряжение охрану, составленную из моряков этого специального подразделения военно-морского флота.

Это произошло в дни последнего отчаянного сражения за Берлин. Наполовину обезумевший фюрер в глубине бункера своей рейхсканцелярии разрывался между осознанием ужасной правды и странными иллюзиями, в которых он искал убежища до самого своего горького конца. Вообразив, что он окружен со всех сторон обманом и предательством, Гитлер приказал арестовать Геринга за измену народу, сместил Гиммлера со всех занимаемых постов и, наконец, захотел даже заменить свою эсэсовскую охрану. Ирония судьбы заключалась в том, что в свой час заката диктатор испытывал доверие только к военно-морскому флоту – тому роду вооруженных сил, который всегда упорно сопротивлялся влиянию его партии. Внезапное предпочтение, оказанное им флоту, проявилось и в его завещании, в котором он назначил своим единственным преемником адмирала Дёница.

27 апреля тридцать вооруженных до зубов морских диверсантов из отряда «К» собрались на аэродроме в Рерике, где их уже ожидали три транспортных самолета «Ю-52», готовых вылететь с ними в осажденную и пылающую столицу. Но Берлин более не располагал годным для приема самолетов аэродромом. Если морякам было суждено добраться до рейхсканцелярии, то самолеты должны были садиться на широкой прямой магистрали, проходившей от колонны Победы до Бранденбургских ворот. В видах предосторожности люфтваффе послало вперед разведывательный самолет для осмотра этой импровизированной посадочной полосы, но он вернулся, не выполнив задания, отогнанный сильнейшим огнем русских зениток. Над столицей висел плотный покров из дыма и тумана, так что на земле ничего невозможно было различить. Следующие разведывательные полеты, выполненные утром 28 апреля, были более успешными, но они только подтвердили, что предполагаемая посадочная полоса сплошь покрыта многочисленными воронками от бомб и что любой самолет, рискнувший там приземлиться, неминуемо разобьется.

Последнее предложение – сбросить диверсантов с парашютами – было отвергнуто штабом отряда «К» как неосуществимое. В этом случае по крайней мере половина людей угодила бы при приземлении прямо в огонь пылающих домов. Становиться командой самоубийц, даже в последний час войны, не входило в планы отряда «К». В этот момент вмешалось Провидение, поскольку на следующий день смерть Гитлера освободила их от этого последнего, безумного приказа.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх